Ищу в знакомствах филатова андрея

Book: Странники в ночи

По подозрению в жестоких убийствах арестован сосед Юрия Филатова – безобидный он мог обзавестись навыками и знакомствами, о которых все они, и даже многоопытный по Вот, ищу как раз, к кому бы прислониться. Знакомства Интровертов в своем городе! Александра Ищу в первую очередь Людей. Возраст от 25 до бесконечности, пол не важен. Андрей Павлов 4 июл в .. Нина Филатова 17 авг в Фотоконкурс «Ищу подругу своего круга». Людмила ФИЛАТОВА. Более 50 Андрей Зырянов, с. Санниково Ну, где тут сайт знакомств –.

Хотя могу надеть маску весёлого и общительного человека. По поводу своей красоты могу сказать что есть девушки и в школе и в универе, которым я нравлюсь.

Некоторые девушки улыбаются мне при встрече здороваются и иногда могут со мной поговорить о том "Как дела? Некоторые говорили "Какой милый мальчик ". Но в силу своего характера я конечно же ни с кем никогда не встречался и всегда один И у всех этих девушек уже давно есть парни, потомучто они сильнее и морально и физически. Также, если кто будет со мной общаться, только девушке я могу скинуть свои фото если нужно будет, и могу ещё дать ссылку на мою реальную страничку о которой знают мои одногруппники, там хоть и меньше информации обо мне, но зато она более обжитая, на ней куча картин, музыки куда больше красивой там, и также есть парочка моих фото.

Если будет желание то можно написать мне в личку и просто так, необязательно при этом писать кодовую фразу, если не хочется ничего сёрьёзного, хоть как то отгоним одиночество. После непродолжительного молчания Агирре спросил с неприкрытым сарказмом: Но я иду, а ты стоишь на месте.

Разве ты решаешь, кому и сколько отпущено дней и лет? И разве тебе, верящему в Свет, повторять мои еретические сентенции о Великой Тьме?

Агирре как будто смутился, но сбить его с толку было нелегко. С моей точки зрения, гм В тебе много книжной премудрости, но ты прошел мало дорог. Истина одна, но пути к ней различны.

Существуют бездны гедонизма, существуют богатство и власть, магия и наука, искушение бесконечного познания и война, торжество победы и жажда покоя, и наконец Кассиус слегка приподнял брови. Может быть, мой путь был иным А может быть, и. Не обо мне речь, а о. Сейчас у тебя есть только ответы. Но со временем ответов будет становиться все меньше, а вопросов все. И тебе не избежать извилистых и тернистых путей Если, конечно, ты захочешь когда-нибудь мысленно возвратиться к нашей беседе.

У тебя нет в этом сомнений. Ты хочешь того, чего хочет Империя Эго. Что это за государство, где оно расположено? Почему ты считаешь, что мои действия объективно направлены на пользу Империи Эго И очевидно, идут во вред Испании и Святому Престолу? Марко Кассиус вдруг расхохотался, чем поверг Агирре в ещё большее изумление. У неё нет собственной воли и разума в нашем понимании, но она всепроникающа и вездесуща. Если нужна грубая аналогия, возьмем Солнце. Оно тоже неразумно, но каждая живая веточка на Земле пропитана его лучами, и без него невозможен никакой жизненный процесс За тобой придут утром, а пока ты получишь еду, питье И ночь на то, чтобы образумиться.

Мне жаль, что мы не сможем возобновить нашу беседу, но завтра меня уже не будет здесь, и дальнейшее тебе предстоит постигать одному. Он подошел к двери и трижды постучал. Стражники отперли скрипучие засовы. Агирре бросил недобрый взгляд на узника и шагнул через порог. В эту ночь Альваро Агирре спал очень плохо. Перед тем, как отойти ко сну, он допоздна работал, составляя донесения в канцелярию апостолического нунция и в секретариат конгрегации Святой Службы - об аресте Марко Кассиуса и предварительных результатах обыска в его лаборатории где оказалось так много улик, что на разбор и описание всех могли потребоваться месяцы.

Эти донесения не были срочными, но Агирре намеренно изнурял себя работой, чтобы не думать о разговоре со старым алхимиком. Речи старика смущали. Да, так это выглядело поначалу. Однако после Агирре не мог отделаться от ощущения, что не было там и намека ни на симуляцию, ни на подлинное безумие. Нет, старик говорил о вещах не менее реальных, нежели замок Морельос, но лежащих за пределами привычного круга восприятий Агирре. Агирре не мог вспомнить, не мог понять. Вообще, беседа с Кассиусом скверно запечатлелась в его памяти.

Осталось воспоминание о странных, отравляющих, запретных и возмутительных, тем не менее влекущих и притягательных речах, которым трудно сопротивляться, но о каких именно? Кроме отдельных ярких фрагментов, в сознании не проявлялось ничего или почти.

Итак, Альваро Агирре провел ночь в смятении и тревоге, а в короткие моменты забытья ему снились драконы. Не те, с берегов реки Тахо, а другие, тянущие когтистые лапы к сердцу инквизитора и щелкающие зубами у его горла.

Едва занялся рассвет, слуга возвестил о приходе аудитора Доминика Перейры. Агирре спустился к аудитору через полчаса и был поражен его расстроенным и растерянным видом. До невыспавшегося Агирре не сразу добрался смысл ошеломляющего сообщения. Стражник Хорхе услышал какие-то звуки в камере Постукивания, а потом звон, будто упал железный лист Там никого не было Черная карета неслась по улицам пробуждающегося города, как вестник несчастья.

Отец аудитор сбивчиво излагал относящиеся к делу сведения, хотя в сущности докладывать было не о. Они посажены в карцер в Морельосе Предполагается, что они подкуплены еретиком и помогли ему бежать Стражники уверяют, что не спали и не пили вина Похоже, вправду не пили Засовы надежны, а в отдушину и крыса не проскользнет В Морельосе епископа и аудитора встретили комендант замка и отец Нимейрос из Святой Службы.

Они выглядели столь же растерянными, как и Перейра. Ни слова не говоря, Агирре прошел в каземат, откуда таинственным образом исчез старый алхимик. Здесь ничего не изменилось Да и что могло измениться? Колеблющийся неверный свет факела, колышащиеся тени пыточных станков Впрочем, не совсем.

Одно изменение Агирре все-таки заметил. На закопченном камне наружной стены появилась надпись, процарапанная чем-то острым. Этой надписи не было вчера Он сидел неподвижно, глядя в пол, до тех пор пока комендант не осмелился осторожно вопросить: Стряхнув дурманящее оцепенение, Агирре ответил: Сейчас там никого нет, кроме солдат и капитана. По лаборатории Марио Кассиуса словно пронесся опустошающий вихрь. Большинство приборов и аппаратов унесли, другие были разобраны и частично упакованы в ящики со стружкой.

Книги связали стопками, а рукописи уложили в отдельный сундук, обитый изнутри мягкой кожей. Колбы и реторты с химическими реактивами теснились на столе в углу, под ним поблескивали осколки стекла, на полу темнело пятно разлившейся вязкой жидкости. Резкий щелочной запах витал в застоявшемся воздухе. Агирре молча, угрюмо бродил среди этого разгрома, ни к чему не прикасался, ни на чем подолгу не задерживал взор. Внезапно он остановился перед небольшой дверцей, сливающейся со стеной, вытянул палец и задал короткий вопрос: Они очень старые, может, сто или двести лет.

Агирре снял со стены факел. За ней располагалась крохотная площадка каменной винтовой лестницы, круто уходящей. Этот спуск длился так долго, что инквизитора охватил суеверный страх. Кончится ли когда-нибудь эта лестница? Да, здесь побывали люди, они обыскивали подвалы Но это было вчера, когда Марко Кассиус сидел в каземате замка Морельос, а не сегодня, когда он непостижимо и бесследно пропал. Однако как и всему на свете, нисхождению пришел конец.

Агирре стоял в обширном подвале под замшелыми сводами, арки вели отсюда в четырех направлениях. Поколебавшись, Агирре зашагал вперед, прямо туда, куда смотрел. Пламя факела слабо рассеивало темноту, начало и окончание коридора тонули в чернильном мраке.

Справа и слева иногда попадались проходы без дверей, ведущие в огромные пустые помещения. В третьем или четвертом из таких помещений произошло нечто Там, во тьме за пределами досягаемости света факела, ему почудились два кроваво-красных огня, как горящие глаза неведомого жуткого существа.

Тихий тоскливый вой многократно отразился от стен, и метнулась какая-то громадная тень. Мираж, игра расстроенного воображения? И все-таки Агирре протянул в направлении чудовища настоящего или грезящегося правую руку с зажатым в кулаке крестом. Видение сгинуло, но сердце Агирре ещё долго колотилось, как молот кузнеца. Страх не мог заставить его вернуться, ибо Сатана и его слуги неспособны испугать того, чья вера сильна, а бояться собственных иллюзий совсем глупо.

Что-то блеснуло на полу. Агирре наклонился и подобрал золотую монету.

Инкассатор: До седьмого колена

Край монеты был стерт и исцарапан, словно её недавно обработали с одной стороны точильным бруском. Подняв факел выше, Агирре принялся осматривать стену. На центральном камне кладки, ничем не отличающемся от всех остальных, виднелись свежие борозды, складывающиеся в буквы латинской надписи - такой же, как и каземате замка Морельос.

Он попытался ещё раз, потом ощупал залитые цементирующим раствором стыки. Если здесь тайник, он открывается как-то. Возможно, вот это углубление внизу Да, так и. Дно круглого углубления легко подалось, и камень повернулся вокруг оси. В продолговатой нише инквизитор увидел граненый флакон из горного хрусталя, кожаную сумочку с бронзовой застежкой и свиток пергамента. Едва справляясь с волнением, Агирре взял пергамент и развернул. По размеру он едва превышал две сведенные вместе ладони. Кое-как пристроив факел в нише, Агирре прочел написанный по-испански текст.

Имеющий Жажду впитает влагу, имеющий Разум сочтет число, имеющий Время обретет вечность. За гранью года от сопряжения элементов тинктуры сей четыреста девяносто девятого откроются Врата, ведущие к смерти и к бессмертию, и сам изберешь путь. Ты встретишь женщину, храни её, ты встретишь мужчину, опасайся его, не причиняя вреда, ибо торжество силы иссушает источник могущества. Ключ к небесным знамениям сочленен в пергаменте Кассиуса, и в манускрипте казненного тобой Ксемвла, и в книге таинств Иоганна Герцфельда.

Познание безгранично, власть безмерна. Мириады миров видимых и сокрытых от взора, прошлое и будущее в твоих пределах. Сокровенное в Человеке сбросит покровы. Дерзнувшему пройти дорогу здесь Начертание; овладевший им овладеет собой; овладевшему же собой нет более преграды".

Под угловатыми буквами тянулась длинная непонятная формула, включающая каббалистические знаки, арабские и римские цифры, символы греческого и латинского алфавитов, иероглифы и пиктограммы, а ещё ниже находился чертеж, напоминающий часть звездной карты, испещренной какими-то дугами и стрелами.

Инквизитор сразу понял одно: Это становилось ясным из слов "казненного тобой Ксемвла" так звали чернокнижника, которого Агирре отправил на костер полтора года. Аккуратно свернув пергамент, Агирре достал хрустальный флакон с притертой пробкой. Он оказался тяжелее, чем ожидалось, и внутри перекатывалась густая янтарная жидкость - не столь густая, как мед, скорее как сладкое кастильское вино. В толще этой жидкости мерцали золотистые искры.

Что до кожаной сумочки, она была пуста. Агирре положил в неё флакон, монету и пергамент, закрыл бронзовую застежку, вернул в первоначальное положение камень, скрывающий тайник, взял факел и прежним путем выбрался из подвала. Поиски ведутся везде, но Добавьте людей на дороги, как следует допросите стражников.

Они невиновны, но под пыткой могут вспомнить что-нибудь наводящее на след Да, и вот ещё. Как назывался манускрипт, фигурировавший в деле чернокнижника Ксемвла? Потребуется разрешение конгрегации и апостолического нунция Не думаю, что возникнут сложности.

Манускрипт нужен мне сегодня к вечеру. Кассиус упоминал о нем, возможно, это сообщник. Не исключено, что он давно умер. Известно лишьчто он написал некую книгу - предположительно ученый или монах.

А название книги, монсеньер? Но вряд ли крестьянин, солдат или дворянин станут писать книги. Агирре попрощался с отцом Перейрой, кивнул капитану и вернулся в ожидавшую его карету. Не отдавая никаких приказаний, он сидел на мягком шелковом диване, погруженный в раздумье - сумочка с загадочной находкой лежала. О Марко Кассиус, лукавый алхимик, искусный колдун и опаснейший еретик!

Коль скоро тебе угодно было заключить в своем послании тайный смысл, я принимаю твой вызов. И вдруг, внезапно, без всякого предупреждения словно плотина рухнула в памяти Альваро Агирре, словно ослепительный свет озарил все её закоулки. В единый миг он необычайно отчетливо вспомнил разговор со стариком в каземате замка Морельос - вспомнил его весь, до последнего слова, до мельчайшей интонации, вспомнил, чтобы не забыть уже.

И особенно ясно и четко прозвучала для него сейчас прощальная фраза Марко Кассиуса, так, как будто он услышал её вновь. И дальнейшее тебе предстоит постигать одному". Поздней осенью года, в четыре часа утра в кабинете Альваро Агирре горели свечи. Сгорбившись, епископ сидел за столом над грифельной доской, сплошь покрытой налезающими одна на другую торопливыми строчками арифметических вычислений.

Новое озарение, новый подход, новая попытка - и вновь безрезультатно, вновь тупик. Криптограмма Марко Кассиуса если это была криптограмма не поддавалась расшифровке. По истечении долгих восьми лет Агирре стоял не ближе к разгадке тайны, чем тогда, когда впервые увидел пергамент в подвале лаборатории. Эти восемь лет изменили Альваро Агирре. Не только внешне, хотя он сильно похудел, осунулся, болезненно-желтые полукружия залегли под глазами. Более серьезные перемены происходили внутри, и они отражались на отправлении епископом служебных обязанностей - кое-кто в Риме уже поговаривал о назначении Агирре настоятелем какого-нибудь отдаленного монастыря, другими словами, о почетной отставке.

Формально придраться было не к чему, но отдельным ревностным католикам пока отдельным казалось, что епископ Толедо не проявляет прежнего усердия в делах Святой Инквизиции.

Сам Агирре ещё не смог бы ответить себе на вопрос, что и как изменилось в нем, смутная неосознанная жажда томила. Отчасти виной тому были прочитанные и многократно перечитанные рукописи, найденные в лаборатории исчезнувшего еретика. Собственных произведений Марко Кассиуса там оказалось два. Первое было озаглавлено "Трансцендентная история Времени" и трактовало о понятиях столь запутанных и сложных, что Агирре сумел полностью разобраться лишь в общих местах. Второй манускрипт носил пространное название "Астрологическая математика, или Наблюдения и исчисления видимой небесной сферы".

Способ изложения материала в нем был более доступным, что придавало сочинению устрашающую силу влияния на разум даже самого предубежденного человека. Вопреки заголовку, речь шла не только и не столько об астрологической математике.

Ирина Филатова, Волжский, 44 года - фото и страница

Глубокие, острые, парадоксальные отступления Кассиуса били без промаха по защитным укреплениям зашоренного, догматического сознания Альваро Агирре.

Рукопись будила живую мысль, а за ней пробуждались и потаенные стремления. Изощренная игра ума не приемлет границ, прочерченных воспитанием, образованием, религией и образом бытия, так же как не имеет отношения к нравственности или безнравственности, добру или злу.

Смятение духа ведет к интеллектуальной свободе, она же производит на свет свободу выбора - только и. Тот, кто прочел сочинение Марко Кассиуса, не мог оставаться прежним, но вовсе не потому, что манускрипт призывал к чему-то или куда-то вел.

Он лишь способствовал освобождению разума, снятию оков, избавлению от шор.

Инкассатор: До седьмого колена - Андрей Воронин

Впрочем, едва ли автор какой бы то ни было книги мог всерьез надеяться повлиять на читателя в желательном для себя направлении, и уж наверняка не ставил перед собой такой недостижимой цели мудрый Марко Кассиус. Ни в "Астрологической математике", ни в "Истории Времени", ни в рукописи Ксемвла к счастью, избежавшей сожжения Агирре не нашел и намека на ключ к шифру старого алхимика.

Он пробовал применять различные методы, он рассматривал и изучал все от частоты повторения конкретных слов в трех манускриптах до семантической структуры произведений, лингвистических особенностей и аллюзий. Он ничего не достиг Но ведь Кассиус прямо говорил в своем пергаменте ещё об одной книге, книге таинств Иоганна Герцфельда! Загвоздка заключалась в том, что подходящего Иоганна Герцфельда не удалось обнаружить ни в Испании, ни в других странах, ни среди живых, ни среди умерших давно или недавно.

Иоганны Герцфельды попадались, но все они были людьми невежественными, чаще даже неграмотными, неспособными не только написать, но и прочесть какую-либо книгу. Не стоит и упоминать о том, что за истекшие восемь лет не отыскалось ни малейших следов и самого Марко Кассиуса. Он пропал, будто его Сатана унес; многие так и думали. Но не Агирре, которого бдения над еретическими трактатами отучили от примитивных решений На это уйдет вся жизнь! Но разве не сам Марко Кассиус дал в руки Агирре средство продлить её на пятьсот лет, а возможно, и дольше?

Поднявшись из-за стола, Агирре подошел к забитому книгами шкафу, повернул его на петлях и достал из оборудованного им тайника в стене флакон с эликсиром. Когда он возвращался к столу, сильный порыв холодного осеннего ветра ударил в окна. Агирре годами пытался исследовать эликсир. Он изучал законы химических превращений под руководством выписанного из Брюгге престарелого доктора Гийома де Феррана католика, так что эта связь не вызывала недоумения в Римеа потом производил опыты над пробами тинктуры.

Два факта были установлены твердо. Первый - во флаконе не яд, и второй - состав тинктуры чрезвычайно сложен, он включает тысячи элементов и веществ. Но допустимо ли для Агирре принять то, что Кассиус назвал эликсиром жизни?

Восемь лет назад епископ Толедо ответил бы однозначно - нет, потому что тут пахнет сделкой с дьяволом. Но не теперь, когда Агирре стал другим Ему часто грезились какие-то фантастические страны и города, где осуществляются желания, где нет ничего недостижимого и горизонты раздвигаются до беспредельности Флакон стоял на столе, и Агирре смотрел на него завороженно. Золотые искорки в густой жидкости, отражавшие пламя свечей, словно двигались в загадочном круговороте Вечности.

Альваро Агирре не мог оторвать от них глаз, и сквозь хрустальные грани флакона взгляд его устремлялся дальше, на грифельную доску, молчаливую свидетельницу его бессилия и разочарований.

Агирре протянул руку и взял тяжелый флакон. Снаружи не на шутку разбушевалась буря, и свинцовый ветер бил в окна все сильнее. Колокол взорвал тишину, прогудев мощно и торжественно Ревели гитары, содрогались басы, неистовствовали барабаны. Новый певец Брайан Джонсон голосом, похожим на вой циркулярной пилы, сравнивал себя с грохочущей грозой, низвергающимся ливнем и ураганом, сметающим все с лица Земли.

Надо сказать, ему удалось добиться немалого сходства с вышеперечисленными стихийными бедствиями. Было видно, что он доволен произведенным эффектом, пусть заслуга и принадлежала не ему лично, а Брайану Джонсону со товарищи и усилителю "Амфитон" с колонками АС. Юра ткнул пальцем в тощую стопку дисков, стоявшую возле проигрывателя. Ну, и по мелочи кое-что, демократы. Его можно неплохо разменять. Они собирались на тучу - так меломаны именовали толкучку у магазина "Мелодия", где по субботам и воскресеньям шел бойкий обмен и купля-продажа виниловых дисков.

Как они и договаривались вчера, Аня зашла к Юре Солдаеву домой, чтобы сопровождать его на это мероприятие. По традиции туча считалась делом сугубо мужским, но Ане было интересно посмотреть на колоритных персонажей, о которых иногда рассказывали Юра и его друзья. Аня Данилова, отметившая свое двадцатилетие без всякой помпы, познакомилась с Юрой в пединституте, где и сама училась на факультете русского языка и литературы.

Солдаев, что называется, неровно дышал к Ане, но надо отдать ему должное - он был терпелив и ненавязчив, не позволял себе никаких вольностей впрочем, потому лишь, что вольностей Аня бы и не допустила. И где-то до двух. Но если не хочешь упустить хорошие обмены, лучше прийти раньше. Трамвайную остановку окутывал густой туман - май восемьдесят четвертого проявлял щедрость на утренние туманы.

Было не очень холодно, скорее свежо, и Аня не мерзла в легкой куртке. Когда Юра и Аня прибыли к "Мелодии", там оказались лишь двое любителей забугорной музыки. Солидный дяденька лет сорока, с брюшком, в дорогом джинсовом костюме и очках в золотой оправе демонстрировал пластинку группы "Йес" лохматому студенту.

Состояние - муха не сидела Я его ценю в четыре с половиной А твой "Куин" в доску запиленный, тертый и резаный, придется тебе пару демократов добить Юра вполголоса перевел Ане реплики владельца "Йеса" на общепонятный язык.

Под термином "резаный" имелось в виду, что кто-то сам студент или предыдущий обладатель диска аккуратно вырезал центральный разворот конверта с целью украшения стен собственного жилища. Смысл выражения "добить пару демократов" заключался в том, чтобы компенсировать разницу в цене пластинок двумя дисками, выпущенными в социалистических странах кроме Югославии, почти приравненной к империалистическим державам за широкий диапазон издания западной рок-музыки.

Демократами, или печатками, называли иногда и лицензионные пластинки фирмы "Мелодия", продавались они обычно поредко по рублей за штуку. Пока Юра объяснял эти премудрости Ане Даниловой, число меломанов у магазина возросло человек до двадцати. Общение шло довольно вяло, каждый присматривался и принюхивался, и не было совершено ещё ни одного обмена, когда неожиданное всегда неожиданное, несмотря на регулярность происшествие сплотило тучный народ в едином порыве.

Из тумана, скрадывающего звуки, абсолютно бесшумно выплыла милицейская машина, в просторечии именуемая бобиком, и над площадью прогремел из динамиков поставленный комсомольский голос. Предлагаем всем оставаться на местах Это подействовало, как выстрел стартового пистолета. Меломаны дружно кинулись наутек, прочь от бобика. Скачущую колонну возглавлял джинсовый дяденька, владелец "Йеса". Он и бежал чрезвычайно солидно, выставив вперед брюшко и обеими руками прижимая к груди импортный кожаный портфель.

После служил в Саратовской обл. Есть сведения, что там был заключен брак, и есть сын Александр Если кто знает, звонить по телефону: Первую жену зовут Нина. Очень хочу встретиться с дедом! Расстались в аэропорту Ташкента и больше не виделись. Его отец Сурнин Иван Васильевич женился вторично в г. В мае года пропала в г.

Славгороде Алтайского края после отъезда семьи на Дальний восток. Я живу в г. Находка, если кто-нибудь знает о ее местонахождении, просьба связаться по этому телефону: Бурсоль Алтайского края, Славгородского района. Предположительно, там и проживает. Но связь потеряна. Уходил на фронт из села Знаменка. Всё со слов мамы. С мамой приезжали в село Знаменку примерно в году. Отца не застали - он был на лечении в г.

Одессе в клинике Филатова - последствия ранения на фронте. Насколько помню он был Мне не было и года, когда меня забрали. Отец не отдавал. Я отца не помню. Маму звали - Осипова Майя Григорьевна. Меня зовут - Чернышова Рая Григорьевна, проживаю: Архангельское Славгородского района, ул. Просьба, сообщить по тел.: Унрун Марина Васильевна, тётя, Алтайский край, Панкрушихинский район. Семья была репрессирована в е годы в Томскую область, прадед там умер, остальные вернулись в село Хмели Благовещенского района.

Дед Михаил был расстрелян в г. Была ссылка, всех раскидало.